Previous Entry Поделиться Next Entry
В чём состоит уникальность музея
blogshelchok
«И в чём же уникальность этого музея?» – спросите Вы. И правильно зададите вопрос. Действительно, чего же здесь необычного – рухнувшие крыши, горелые брёвна, кривые крылечки, прогнившие доски… Что у нас, в России, мало сгоревших и сгнивших архитектурных памятников?.. Привычная картина. Сколько уже вот так сгинуло исторических, интересных домов на просторах нашей родины…

Рухнул двор дома Павловой
Обрушение двора уникального дома Павловой в Музее архитектуры и быта народов Нижегородского Поволжья

Начнём с того, что в России, оказывается, не так уж много музеев деревянного зодчества под открытым небом. Попробуем их перечислить: «Малые Корелы» в Архангельске, всемирно известный Музей-заповедник «Кижи» в Республике Карелия, Новгородский Музей народного деревянного зодчества «Витославлицы», Ибресинский этнографический музей под открытым небом в Чувашской Республике, Этнографический музей народов Забайкалья, Нижне-Синячихинский Музей-заповедник деревянного зодчества и народного искусства (Средний Урал), Иркутский архитектурно-этнографический музей «Тальцы», Архитектурно-этнографический музей «Хохловка» в Пермском крае, и наконец, Музей архитектуры и быта народов Нижегородского Поволжья в Нижнем Новгороде. Всего 9 музеев удалось насчитать. Заранее извиняюсь, если в этот список какие-то музеи не вошли – к сожалению, очень мало информации на этот счёт.

Итак, на всю Россию – 9 подобных музеев! Даже если в подсчётах серьёзная ошибка и таких музеев, к примеру, 15, то что же это за цифра для огромных масштабов страны? Каждый такой музей должен сохраняться всеми силами, как народное культурное достояние, место досуга горожан, туристический комплекс, место научных исследований. А что у нас происходит – музей гибнет, общественность молчит. Совершенно не ценим мы свою историю. Что имеем – не храним, потеряем – плачем.

Конечно, все вышеперечисленные музеи тоже наверняка имеют свои проблемы – это специфика сферы. Но то, что творится в Музее архитектуры и быта народов Нижегородского Поволжья – вообще никакому описанию не поддаётся. Думается, что потеря хотя бы одного  из таких музеев под открытым небом будет большим ударом по культурному наследию страны. И учитывая то, как обстоят дела в Нижегородском музее – он первым может нас покинуть. Покинуть тихо и незаметно, никак не заявляя о своём уходе. Разве что весёлые компании, собирающиеся в музее на фольклорные праздники, вдруг заметят, что старинных домов больше не стало – превратились они в руины и отдали себя матери-земле.

Дом-погорелец
Сгоревший дом в нижегородском музее под открытым небом
Провалился пол в ямном овине
Яма в полу Ямного овина в Музее архитектуры и быта народов Нижегородского Поволжья

Памятники Музея архитектуры и быта народов Нижегородского Поволжья – пока ещё живые хранители глухой домовой резьбы. Этот вид резьбы по дереву характерен был для Нижегородского края, всегда являлся его гордостью и «визитной карточкой».

Уникальный дом Павловой
Дом Павловой, обильно украшенный резьбой
Дом богато украшен резьбой
Резные доски и наличники
Элемент глухой домовой резьбы
Элемент глухой домовой резьбы
Церковь
А вот эта церковь в Музее архитектуры и быта народов Нижегородского Поволжья радует своим видом - она была отреставрирована

Мастера украшали дома резными элементами не просто так – узор нёс в себе сакральный смысл, создавал гармонию, оберегая семью хозяина дома. Не было у наших предков «простых» украшений – это лишь в современном мире могут существовать узоры, не имеющие смысла.

Глухая домовая резьба – это настоящее произведение искусства. У каждого мастера был свой почерк, свои элементы рисунка. Вот немного информации об истории и технологии этого вида народного промысла. Выдержки и иллюстрации взяты из книги замечательного нижегородского учёного, культурного деятеля, исследователя народного искусства Михаила Петровича Званцева «Нижегородские мастера».

В конце XVIII – начале XIX в.в. жители деревни стремились украсить свои дома, подражая городским постройкам. Для украшения дома использовалась резьба, наносимая мастерами на наличники и лобовые доски. В богатых домах торцы слег, выступавших из-под кровли, зашивали тесинами. Короткими, свисающими вниз досками зашивали и торцы повальных брёвен. Окончания тесин – «причелин», идущих по слегам, и «полотенец», закрывавших повальные брёвна, украшали изящной резьбой низкого рельефа, часто ажурной. Это было всё, чем украшался фасад избы, и всё это было скромно, сдержано и красиво.

Убранство избы сильно зависело от достатка хозяев. Изба семьи, живущей в достатке, была украшена богато: множество резных украшений даже расписывались краской, фронтоны двора и повети были обряжены резными досками. В то время резьба стоила очень дорого – по 80 копеек за погонный аршин, поэтому обильно украсить своё жилище могли не все. Независимо от количества резьбы изба всегда смотрелась как единое целое, объединённое точно угаданными пропорциями и декоративным убором, который связывал и делал радостными скупые и ясные архитектурные формы. Мастера обладали чувством гармонии и меры, раскрывая красоту и величие народного искусства. Резной убор изб развивался постепенно, всё более и более усложняясь, теряя прежнее практическое значение, переходя в декорацию. В 20-х годах XIX века появляется рельефный орнамент в виде растительной ветви с отходящими от неё по обе стороны завитками. К 70-80-м годам  XIX века декоративные тенденции властно берут верх над практической необходимостью.

Лишь на первый взгляд резьба виделась одинаковой везде, во всех районах, но на самом деле её орнаменты удивительно разнообразны. Для Городецкой резьбы основной и единственной темой орнамента является растительная ветвь с хитроумными извивами стебля, от которого отходили то заканчивающие ответвление, то перекрывающие стебель большие и маленькие листья сложного рисунка. Ясно выделялся гладкий фон доски, среди резного узора то таились, то занимали главные места берегини, Сирины, львы.

Глухая домовая резьба
Тип резьбы на северо-западе Нижегородской области. Новое Сологузово Городецкого района. Изба 1859г.

Другой характер носила резьба «на горах» (в Нижегородском крае существует издавно территориальное деление: «в лесах» и «на горах», область как бы разделяется Волгой на две части, каждая из которых живёт своей жизнью и соединена лишь мостами через реку). Она была более «кудрявой», скрывала фон, и на досках не было сказочных персонажей, лишь изредка попадались львы. Только в Работках, Безводном и Караулове были найдены изображения берегинь. А на востоке области, на правом и левом берегах Волги, с 80-х годов XIX века появилась резьба, необыкновенно сложная по рисунку, покрывавшая доски сплошным ковром, сложнейшими переплетениями ветвей и листьев, с прихотливыми по форме наличниками светелок.

Резьба в Кстовском районе
Тип резьбы «на горах». Лукерьино Кстовского района. Фото 1927г.

Очень часто с резных досок на нас смотрят самые различные существа: то фантастические (фараонка-берегиня, птица-Сирин, драконы), то реальные, но, возможно, никогда в натуре не виданные резчиками (лев, павлин), то хорошо знакомые (голуби, рыбы). Они либо завершают композицию ветви на «лобовой» доске, либо расположены в центре и придерживают рамку с датой. Очень часто их фигуры украшают «очелья» наличников. В 20-х годах XIX века существовала вера в силу фантастических образов в резьбе.

Лев
Лев. Начало лобовой доски. Собр.Городецкого районного музея
Птица-Сирин
Птица Сирин. Собр. Гос. Исторического музея
Весёлая берегиня
Весёлая Берегиня. Собр. Гос. Исторического музея

При взгляде на виртуозные узоры кажется, что на такую кропотливую работу уходили месяцы. Но это не так. Мастер работал не один, а стоял во главе артели плотников. Такие артели обычно создавались весной, когда плотники были уже свободны от своей работы – постройки деревянных судов. Спустив судно на воду, артели отправлялись по деревням, главным образом в те районы, в которых их уже знали, где они зарекомендовали себя предыдущими постройками. За лето, в зависимости от объема работы, артель могла построить не более двух изб. По уверению резчиков, хозяин артели и был главным художником, по мысли и по опыту которого украшалась изба. 

У хозяина артели были припорхи (проткнутые иглой по абрису рисунки, которые накладывались на доску, припорашивались тонко истёртым углём из мешочка, и на доске получался контур того или иного изображения), он использовал их, примеряясь к размерам избы. Нужно заметить, что избы строились обычно определенных размеров по фасаду: семи-, девяти-, двенадцатиаршинные и так называемые пятистенки, но для семиаршинных изб труда резчиков не требовалось: это были избы бедняцкие, которые могли быть украшены самим хозяином дома.
Работал не один резчик. Занята была не вся артель, а несколько человек - одни исполняли более ответственные участки, другие - менее значительные, но руководил всем главный мастер.

Надеюсь, этот материал дал Вам примерное представление обо всём многообразии феномена Нижегородской домовой резьбы. Так мало сейчас осталось архитектурных памятников, хранящих на себе этот образец подлинного народного искусства! В музеях можно увидеть наличники, фрагменты досок... Но увидеть сам дом, украшенный резьбой, в натуральную величину, обойти вокруг него, посмотреть, осознать, подумать - можно только в Музее архитектуры и быта народов Нижегородского Поволжья. Пока ещё у нас есть эта уникальная возможность, но если не прибегнуть к реставрации - мы можем всё это потерять окончательно.


  • 1

В чём состоит уникальность музея

"В сердце у меня Звучит их вопль. Увы, они погибли!"

"В 20-х годах XIX века существовала вера в силу фантастических образов в резьбе." - и называлась она ПравоСлавие. Люди славили Правь - общий вселенский закон мироздания. Прави соответствовали птицы. Яви, явному, материальному миру - земные животные. Слави, светлой составляющей непроявленного мира Нави, соответствовали морские животные.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account